Асан-кайгы

Асан-кайгы (в переводе на русский язык означает горемычный) жил, как считают исследователи, в XV в. Под этим же именем фигурирует другое лицо, жившее на рубеже XIX-нач. XX вв. Образ жырау Асана М.О.Ауэзов считает "…воплощением протеста казахского народа против всей истории своего тяжкого пути" и подчеркивает, что "предание не указывает ни рода, ни племени", "ни даже времени существования" Асана -кайгы. Имя его Асан, а "кайгы" - эпитет к имени, буквально означающий "печальник". Предания и легенды об Асане-кайгы включены в сборники казахских сказок. В этих текстах (синтез сказки и преданий) разработана тема поисков героем свободных пастбищ с помощью чудесного помощника - быстрой, как ветер, верблюдицы Желмая, включены изречения Асана о местностях. Эту тему породил и упрочил недостаток безопасных земель для кочевого хозяйства. Асан отыскивает незаселенные безопасные пастбища около Ирана, в местности Жидели-Байсын, которая находится в 15 днях езды от Бухары (по Потанину). А.А.Диваев полагает, что его надо искать в Гиссаре, "в центральном пункте Байсунского бекства, на юг от Самарканда и юго-восток от Бухары…Живут там киргизы (казахи) Малой орды, есть и кунградцы и аргынцы Средней орды." Тема поисков Асаном-кайгы благодатного края есть не только у казахов, но и у каракалпаклв, киргизов, кумыков и ногайцев.

По казахским версиям, Асан-кайгы объезжает Китай, Кашгар, Коканд, Хиву, Бухару, заезжает к русским и даже включает в свой маршрут побережье Каспия и р.Урала. Когда Асан доехал до р.Чу, он сказал:"Берегаэтой реки болотисты и поросли камышом, котором (таятся) тигры. Дети будут здесь болеть от (плохой) воды. Нож здесь всегда будет вынут из ножен…а женщины здесь всегда будут чужими (захваченными врагами)". О Каратау Асан сказал: "И эта земля плоха, здесь нет никаких птиц, кроме кукушки, никаких запахов, кроме запаха трав…Здесь кони за пять лет состарятся, а джигиты за двадцать пять. Каратау хороша только как летовка, а на зимовку надо откочевывать на берега Сыра. Жит здесь круглый год нельзя". Увидев Сырдарью, Асан решил:" Верховья богаты, но мало им места. Сможет расположиться не более двух аулов". Наконец Асан побывал на Жидели- Байсыне. Вернувшись оттуда, он рассказывает сородичам: "Я нашел кочевья, где можно ездить на коне без стычек и без драк, где скот не будет украден ворами и зарезан волками, где не останемся бесприютными Отправимся на эту землю. Чтобы попасть туда, в течение трех лет не подпускайте барана к овцам, верблюда к верблюдице и быка к корове (жеребые, стельные и суягные матки не могли вынести далекую перекочевку). На том краю тепло. Без выдела (не разобщаясь) мы будем там жить" В Жидели - Байсыне можно "поселиться без тревог, без боязни, что побеспокоят другие" -будет мирная, без войн и вторжений врага жизнь.

Сказочные мотивы поисков счастливой земли переплетаются с повествованием об исторических событиях поры выделения казахской народности из состава узбекского ханства. Ханы Керей и Жанибек бегут в Моголистан, где Исен-Бугахан отводит им пастбища в долине Чу. "В тесную землю унижения ты переехал", "Напившись кумысу, сидишь потеешь, а народ твой разоряется "- осуждает он Жанибека за откочевку в Чу. Осуждение действий Жанибека видно из текстов песен: "Почему ты не разузнал, не распознал?", "Эй, хан, если я не подскажу ты не узнаешь", "Прощай, Жанибек, теперь ты меня не увидишь". ("Лунь-раб птиц- питаясь мышами, линяет, Лебедь- торе птиц- по широкому озеру плавает"), ("Эй Жанибек, подумай, Последние времена не наступают ли? Плавающая в воде белая щука, На вершину сосны не поднимается ли?"). Некоторые песни и отдельные стихи Асан-кайгы приписываются нескольким жырау: "Аскар, аскар, аскар тау, аскардан биiк тау болмас", "Кыйлы, кыйлы заман", "Сизый голубь-"- приписываются и Бухар-жырау.
Время его жизни совпало с процессом сложения казахского народа и государственности. В пору формирования и развития казахской народности, жырау были советниками и воинами, воодушевляющими соплеменников. Будучи наставниками и мудрецами, импровизаторы - жырау прорицали, наставляли и воодушевляли (народ) войско в походах. В репертуаре жырау преобладают две жанровые формы: импровизация дидактического содержания, неписаная мудрость, обращенная каждому, рассчитанная на многое поколение воспитуемых; импровизация на случай, имеющая непосредственный повод и адресат. У Асан-кайгы, заметно преобладание первой формы. Он непосредственно восходит к фольклорным дидактическим жанрам: пословицами, поговорками, терме, накыл-создер, шешендик создер.

Ныне мы имеем всего 23 публикации и перепечатки текстов Асана-кайгы. О высоком авторитете поэта свидетельствует то, что он был прозван Асан-ата (Ата - буквально дедушка, метафорически уважаемый, старейший) за то, что состоял во дворе Жанибек-хана, проявил себя выразителем интересов народа. Личные интересы, амбиции он предлагает хану отставить в сторону и поставить во главу угла "долг хана перед народом", суверенитет народа, его отношение к соседям. Асан остро чувствовал неустойчивость кочевого скотоводческого быта, его зависимость от погодных условий, от джута, морозов, когда скот лишается корма и погибает. Отсюда его мечты "об обетованной земле", трагизм его мироощущения, нашедший выражение в его прозвище - горемычный, т. е. острое переживание им страданий, которыми полна жизнь, в том числе человеческая. Отсюда и связанные с этим идеи любви и сострадания, которые дали право Валиханову назвать его "кочевым философом". "Обетованная земля" должна стать, мечтает Асан, местом счастья и равноправия людей. Но независимо от условий жизни человек должен быть искренним и честным, боясь как огня "дурного слова", ибо именно с ними связано "зло".